Новости

Новости : СМИ

15.08.2022

Рынок электроники в России поменяет структуру

Легализация параллельного импорта приведет к отказу от централизованной поставки крупными дистрибьюторами и возвращению на рынок десятков тысяч мелких игроков, отмечают эксперты. А противостоять контрафакту будут сами маркетплейсы, которые начнут обмениваться данными о поставщиках нелегальных товаров.

С 2002 года импорт в Россию был разрешен только правообладателям торговых марок. В абсолютном большинстве случаев это были компании-производители. Реже - компании, официально представлявшие бренд в России. Все эти структуры имели возможность контролировать поставки промышленных партий товаров благодаря системе взаимодействия с таможней. Как рассказывали "РГ" в Федеральной таможенной службе (ФТС), в числе таких инструментов были "таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности (ТРОИС), система управления рисками, приостановление срока выпуска товаров, обладающих признаками контрафактности". По данным за первый квартал 2022 года, в ТРОИС было включено около 5,9 тыс. объектов интеллектуальной собственности, то есть товарных знаков.

Эти механизмы позволяли выявлять контрафактную, читай - ввозимую без согласия правообладателя - продукцию при таможенном декларировании, пересылке товаров в международных почтовых отправлениях. Неофициальные поставки компании могли задержать на таможне, добиться их изъятия и уничтожения, наложения штрафа на импортера в размере до 5 млн рублей.

Меры защиты создавали комфортные условия для производителей. У них был стимул создавать в России рабочие места - как минимум в рамках официального представительства, как максимум - в рамках какого-либо производства. Кроме того, производители брали на себя маркетинговые расходы и сервисное обслуживание техники.

Сложившаяся система уничтожила целый пласт импортеров - различных мелких ООО и ИП, которые не имели возможности ввозить товары легально. С "чемоданным" импортом в рабочем режиме боролись таможенники и местные представительства производителей. Борьба велась по двум направлениям: компании судились с теми, кто торговал техникой, ввезенной нелегально. И в то же время ускоряли сроки начала официальных продаж в России. Например, Apple не могла ничего противопоставить "челнокам", когда с момента официальной продажи новинок в США и других странах до продаж в России проходило от 3 до 6 месяцев. Но после сокращения этого зазора до 1-3 недель исчезла необходимость переплачивать "челнокам" за право обладать новинкой.

В итоге на рынке остались дистрибьюторы, которые работали с крупными поставками и закупали товар напрямую у производителя. У них, по словам ведущего аналитика Mobile Research Group Эльдара Муртазина, были серьезные меры поддержки от производителей. Помимо того что компании вкладывались в рекламу и продвижение брендов, они еще и кредитовали дистрибьюторов. "Раньше производитель брал на себя расходы, кредитовал, у поставщика была постоплата за товар от 30 до 60 дней - это были очень комфортные условия", - говорит он.

Теперь же, говорит эксперт, продавцам приходится вкладывать собственные деньги. "Ситуация осложняется еще и тем, что за счет собственных инвестиций нет возможности покупать товар на складе, где его потом по мере необходимости разберут розничные сети и мелкие розничные продавцы", - поясняет он.

Корреспондент "РГ" ознакомился с товарными остатками на складах таких поставщиков, как Merlion и OCS, и убедился, что сегодня практически нет возможности приобрести даже минимальную партию топовых смартфонов или иной электроники без предзаказа. В результате разрешения параллельного импорта для кого угодно и выхода на рынок огромного числа мелких игроков сегодня работает схема так называемой "револьверной поставки". "Теперь ты вкладываешь свои деньги. Это значит, что товара привозишь меньше. И пока ты не продал его и не вернул свои деньги, новый не покупаешь", - поясняет Муртазин. На рынке в моменте нет дефицита товара, но есть существенный дефицит спроса. То есть товара привозится столько, сколько запрошено, отмечает эксперт. Действуют в основном по-прежнему крупные игроки, говорит Муртазин.

Говорить о дефиците товаров сегодня не приходится, отмечают все собеседники "РГ", но сам рынок стал более динамичным, рискованным и более конкурентным. А в этой ситуации очень важны меры по пресечению откровенных подделок популярных брендов. Одной из таких мер стало соглашение, заключенное между Wildberries, Ozon и Яндекс. Маркет. Площадки начали обмениваться информацией о продавцах контрафактной продукции в рамках единой цифровой информационной системы. Подключиться к работе ИС смогут все желающие интернет-ретейлеры. Как ожидается, данное решение позволит предотвратить возможные случаи продаж нелегальных товаров и сократит их распространение в российском интернет-сегменте.

Российская газета



Вход | Регистрация