Новости

Новости: ЛОГИСТИКА

19.05.2020

Что Китай делает в Беларуси? Великий Камень сотрудничества

Катализатором огромных изменений в Беларуси был украинский кризис, который для президента Александра Лукашенко был предупредительным сигналом: «на тарелке Москвы следующим можешь оказаться ты» (что, кстати, в большой мере подтвердили последующие события). Не случайно это именно президент в Минске был хозяином переговоров и договоренностей – хоть и не полностью выполненных – касающихся окончания войны и кризиса в Украине.

В бой вступает дракон

Тем самым Беларусь стала немного важнее для Евросоюза, а прежде всего для Германии и Франции. А для России она была важной всегда. Только вот за последние годы появился еще один сильный игрок – Китай. С перспективы Пекина недемократичный режим с большой дозой государственного интервенционизма и декларируемого «социализма», а еще и не полностью зависимый от Москвы, имел свои преимущества. А когда осенью 2013 г. были объявлены амбициозные планы президента Си Цзиньпина, говорящие о планах строительства двух новых Шелковых путей (Belt and Road Initative – BRI), место Беларуси в китайских расчетах моментально выросло, так как она находится на этом пути.

Китайские инвестиции и растущий интерес появились в половине первого десятилетия этого века, в рамках реализуемой уже тогда политики Пекина по выходу в мир. Оценивается, что в 2000-2004 годах Китай предоставит Беларуси кредиты и займы на общую сумму 7,4 млрд. долларов. Серьезное экономическое и торговое вовлечение имело место еще до начала полностью новой, геостратегической игры в рамках инициативы BRI.

Настоящий прорыв произошел во время визита Си Цзиньпина, первого визита такого типа в исполнении китайского лидера, в Беларуси в апреле 2015 г. Тогда было подписано несколько десятков соглашений на 15,7 млрд. долларов – огромную сумму с точки зрения этой относительно небогатой страны с ограниченными возможностями и связями. Прежде всего это были инфраструктурные проекты, в основном промышленные и коммуникационные, но также школы, кинокомплексы и даже казино, не говоря уже о китайской помощи в строительстве ракетной системы Полонез. Так что предложение было довольно широким.

Конечно, прежде всего, это были китайские кредитные транши и частично средства помощи, но и так с точки зрения белорусской элиты создано Эльдорадо, как для собственного обогащения, так и для обретения независимости от Москвы. А сам Лукашенко с гордостью брал в Пекин, даже на совещания BRI, своего внука, амбициозно изучающего китайский язык. Запад никогда не хотел приезжать сюда из-за исповедуемых ценностей, а у Москвы и президента России Владимира Путина всегда были свои амбиции, хоть не всегда схожие с планами (единого) хозяина в Минске. Тем временем китайцы считают свои взаимоотношения «образцовыми», несмотря на то, что  Беларусь не входит в другую важную китайскую стратегию сотрудничества с нашим регионом, скрытую под формулой 17+1.

Великий Камень сотрудничества

В рамках выхода китайского дракона флагманом быстро стал индустриальный парк Великий Камень. Строится он на 112 квадратных километрах (официальный сайт сообщает о 850 га) государственным конгломератом – ОАО «Китайской корпорацией инжиниринга САМС», неподалеку от международного аэропорта Минск. Великий Камень, который строится по примеру парка в Сучжоу, предложенного КНР Сингапуром, начал строиться на основании распоряжения президента Лукашенко от июня 2012 г.

Но настоящий размах инвестиции получили лишь после визита Си Цзиньпина и включении этого проекта в план BRI. Только тогда к этому амбициозному проекту, предусматривающему также строительство рядом города на 130 тыс. жителей, присоединились другие фирмы. А с ними пришли и дополнительные кредитные линии. Среди очередных предприятий появились также известные китайские технологические гиганты, то есть Huawei и ZTE. Ведь речь о высоких технологиях, а не только об инфраструктуре. Huawei объявил о строительстве на территории парка пилотажного проекта 5G, о котором громко говорится как у нас, так и во всем мире. Другими словами эта современная технология может появится в Беларуси, а у нас ее не будет.

Сейчас на территории парка работает более 60 компаний, причем 33 из Китая и только 12 из Беларуси (остальные – это западные, в основном немецкие, компании). Говорится, что Китай на территории Великого Камня инвестировал более 2 млрд долларов, а по данным посольства Китая в Минске в результате эта сумма составит 5,5 млрд. В начале инвестиций Китая в Беларусь, элиты в Минске планировали 30 млрд долларов на территории всей страны, что было лишь желанием, так как эта сумма равна половине годового ВВП страны. Но и так общая сумма китайских кредитов, дотации и инвестиции по оценке известной Китайской академии социальных наук в Пекине, составляет 20 млрд, что вызывает вопросы даже в нашей аналитической среде, обычно уменьшающей а не преувеличивающей китайское влияние.

Стоит заметить и подчеркнуть, что предложение постоянно растет, а последний кредит на сумму 3,5 млрд юаней (около 500 млн. долларов) и подписанный 15 декабря 2019 года был предоставлен шанхайским филиалом государственного Банка развития Китая. На этот раз на развитие собственной нефтеперерабатывающей промышленности в Беларуси (до сих пор зависимой от России) Планировались и следующие кредиты и формы сотрудничества, но началась пандемия коноравируса, которая изменила много, но, наверное, не настолько много, чтобы уменьшить китайское присутствие в Беларуси. Все же геостратегия говорит однозначно – надо там быть и этого Пекин будет придерживаться.

Тем более, что во взаимоотношениях надо учесть еще и прибыль от двусторонней торговли, которая по своей структуре напоминает торговлю с другими партнерами в регионе. Китай продает, прежде всего, высокие технологии и оборудование, а покупают за значительно меньшие суммы сельскохозяйственные товары и сырье. В 2017 г. китайский экспорт в Беларусь составил 2,7 млрд. долларов, а импорт лишь 360 млн. (в следующем году превысил 3,5 млрд долларов, в дальнейшим с огромным перевесом Китая). Это, конечно, не много по сравнению с 84 млрд долларов оборота Китая с Россией в том же году, но ведь речь идет про геостратегические расчеты, а не только про торговые интересы.

Ложь и статистика

Конечно, можно спорить касательно чисел и данных, особенно если принять во внимание известную британскую поговорку что «есть ложь, наглая ложь и статистика». Но вместо того, чтобы спорить действительно ли из предоставленных кредитов и средств использовано только 15 или 20 процентов, нужно подчеркнуть  факт, что прямо за нашей восточной границей появилось совершенно новое явление сильного китайского присутствия. Китайские инвестиции, в том числе проект (пока что на бумаге) строительства линии скоростных железных дорог (идея China Railway Construction Corp. от 2017 г) вплоть до границы с Польшей не должны игнорироваться и замалчиваться. Как и факт, что Беларусь состоит в Шанхайской организации сотрудничества, которая тем самым (невзирая на нее значение и роль) стоит прямо на польской границе.

Тем временем китайское присутствие в Беларуси постоянно растет. Конечно, оно не такое большое как планировалось изначально. Это связано с оценкой всего BRI как слишком амбициозного и дорогостоящего даже как для огромных возможностей Пекина проекта, что показывают достоверные и независимые анализы и оценки. Однако китайские инвестиции у нашего восточного соседа постоянно растут, а кредитное предложение и начинаемых инвестиции постоянно увеличивается.

Например компания Geely, та самая, которая является владельцем Вольво, в ноябре 2017 г. запустила в Беларуси автозавод по производству машин Белджи с возможностью производить до 60 тыс. машин в год и шансом удвоения производственной мощности. Специфика этой инвестиции, как и многих других, а прежде всего основание ее в 50 процентах на национальных подрядчиках, приведет к тому, что машины можно будет продавать разве что в России или Украине, потому что качество производства не полностью соответствует западным стандартам.

Другой китайский государственный конгломерат China Railway Construction Corporation (CRCC) уже участвует, наряду со швейцарским капиталом, в строительстве третьей ветки метро в Минске (как раз открывается отрезок 17,2 км).

Согласно данным старательно собираемым белорусско-китайским межправительственным комитетом по сотрудничеству, китайцы входят даже в такие проекты как строительство яслей, детских садов, жилых зданий и даже домов для престарелых и инвалидов (поддержали строительство 22 из них). Все время, как и у других партнеров, продвигается также производство на экспорт в Китай, так как чрезмерный дефицит в торговле – одна из основных болячек белорусских властей.

Те, однако, видя прибыль от китайского присутствия как для страны, так и для себя, не колеблются. Теперь Беларусь старается получить статус постоянного члена в рамках формулы 17+1 (в последнее время начали принимать участие в саммитах, пока в роли эксперта). И получают похвалы от Китая как «одна из наиболее вовлеченных в проекты BRI стран». Несмотря на невыполнение многих изначальных планов, что сильно подчеркивают западные экспертизы, судя по всему Китай не разочаровывается неудачами и в дальнейшем рассчитывает на сотрудничество.

Только независимые аналитики, что важно также в Беларуси, обвиняют свою политическую и бизнес-элиту (часто это одни и те же люди) в ангажировании государственных средств и ресурсов в китайские мероприятия, которые не совсем четкие и понятные, зато очень дорогостоящие с точки зрения бюджета. Прежде всего потому что мы находимся на сухопутном Шелковом пути, а немецкие (и другие западные) компании можно найти в большой зоне парка Великий Камень.

Автор: Богдан Горальчик

Вход | Регистрация