Новости

Новости : СМИ

11.05.2006

Новое постановление правительства заставляет торговцев внедрять "серые" схемы движения товара

В начале весны в промтоварных рядах Центрального рынка Калининграда царило необыкновенное для этого времени затишье. В середине февраля Кремль нанес смертельный удар по типично российскому бизнесу, который зародился и окреп в течение 15 лет. Челночная торговля появилась после распада бывшего Союза, когда безработица, пустые полки магазинов и снятие ограничений на зарубежные поездки стали причиной того, что миллионы людей устремились в этот бизнес. Они привозили кожаные куртки из Турции, мех - из Греции, презервативы - из Польши и кроссовки - из Китая. По данным Российской академии наук, еще десять лет назад число челноков составляло 13 миллионов человек - 20 процентов трудоспособного населения. По данным официальной статистики, сегодня челноки ввозят в европейскую часть России от 20 до 30 процентов продающейся здесь одежды и обуви. Если говорить о Калининградской области, то здесь, по неофициальной статистике, челноками импортируется до 80 процентов всех товаров.

С 1 марта Правительство России ограничило беспошлинный ввоз товаров физическими лицами: вместо 50 килограммов груза в неделю можно ввозить всего 35 в месяц. Кроме того, сумма, на которую челноки могут ввезти товары без уплаты таможенных пошлин, будет уменьшена с 65 тысяч рублей в этом году до 15 тысяч рублей в следующем году. Председатель ассоциации малого бизнеса Калининграда Альбина Данильченко считает, что постановление правительства ущемляет права человека.

- Если Россия строит демократическое общество, - говорит она, - то как вообще можно ограничивать наше перемещение? С другой стороны, челноков упрекают в упадке и разрухе легкой промышленности. Мы, оказывается, мешаем развиваться легкой промышленности, которой в том же Калининграде просто не существует.

Мешаем мы и крупным бизнесменам. Тот, кто принял это постановление, лоббировал именно их интересы. Нас упрекают в том, что ввозимый челноками товар -неизвестного происхождения. Но у всех на вещах одинаковые бирки и в супермаркетах, и на рынках, и при желании легко выяснить, где производился товар и откуда мы его привозим. Думаю, что кому-то сильно мешает уровень наших цен на одни и те же товары и их огромный выбор. На рынок идут прежде всего малоимущие. Да и люди среднего достатка поставлены государством в такое положение, что вынуждены покупать товары не в дорогих бутиках, а на рынке по доступной цене.

Вспомним, к примеру, во что обходятся сборы ребенка в школу. Одежда, канцтовары, ранец, сменная обувь - на покупку всего этого в павильонах на рынке вам потребуется не более трех тысяч рублей. Если же пройтись по магазинам в поисках экипировки для школьника, то ваш кошелек опустеет на 10000-15000 рублей. Кого же не устраивают эти цены?

Неужели правительство вновь хочет загнать нас в глухой угол нищеты?

Предприниматель Батима Бозшина, по образованию инженер-технолог, уверяет, что принятое постановление ударит не столько по челнокам, сколько по тем, кто пользуется их услугами.

Чтобы стоимость вещей не била по карману и покрыть расходы на проезд, нужно привезти как можно больше товара. Раз постановление ограничивает вес поклажи, резко уменьшится количество ввозимых товаров. Соответственно и цены взлетят автоматически, чтобы можно было челнокам хотя бы окупить дорогу.

А вот как оценивает решение Кремля Ольга Талаш, в прошлом педагог начальных классов, а ныне преуспевающая бизнес-леди:

- В лице частного предпринимателя государство, должно быть, увидело крепко стоящего на ногах конкурента. Торгующие с рук, из-под полы мужики остались в далеком прошлом, как и я со своей зарплатой учителя. Мы хотим жить, как все нормальные люди. Сейчас предприниматели достаточно уверены в себе, открывают свои производства, фирмы, магазины. Себестоимость, а значит, и конечная цена товара у них дешевле - ведь все свое, не привозное. Документ, несомненно, нанесет удар по всему малому бизнесу. Произойдет сокращение числа предпринимателей. Значит, тысячи людей останутся без работы, без средств к существованию. Опять же налоговые поступления в казну уменьшатся. Вследствие чего социальная сфера ощутит финансовый голод.

Вывод напрашивается сам собой: государство рубит сук, на котором сидит.

Вот такие горькие и нелицеприятные высказывания. Правда, от шума и протестов калининградские челноки уже перешли к разработке новых схем провоза товара через таможню. Одни собираются объединиться, чтобы стать крупнооптовыми закупщиками и получать товар из той же Турции по системе перевозок карго - платишь от 8 до 13 долларов за килограмм груза и перевозить можешь хоть тонну, хоть две, и каждый день. Другие на российско-польской границе испытывают проверенный способ работы "кэмэлов" на Дальнем Востоке. Там стандартная схема перемещения товара через границу такова: находящийся на русской территории предприниматель заказывает у своего "забугорного" коллеги партию товара (в основном одежды и обуви). Тонну продукции распределяют по 35 килограммов в тридцать сумок и обращаются в одну из многочисленных забайкальских туристических фирм. Турагенты создают группу страждущих полюбоваться красотами соседней страны, и группа "кэмэлов" отправляется в путь. Услуги "туриста" обходятся в среднем в тысячу рублей. Со всеми вычетами и "откатами" таможне турфирма зарабатывает до 20 тысяч рублей за рейс, а перевозка груза предпринимателю обходится в 2 тысячи долларов. Официальное перемещение такой партии с уплатой пошлины стоит свыше 5 тысяч долларов. В Калининграде можно использовать и соотечественников, которые таскают в Польшу водку и сигареты. Обратно ведь из Польши они идут порожняком. И они за тысячу рублей твои 35 килограммов провозят как свои. Некоторые калининградские челноки переключаются на Москву, где оптовые цены хоть и выше, чем в Литве и Польше, но товара много.

Словом, как ни крути, от необдуманных решений пострадают не челноки, а простые россияне. Уже в ближайшие месяцы, по прогнозам экспертов рынка, ожидается 30-процентный рост цен, причем не только на вещевых рынках, но и в крупных сетевых магазинах. Директор департамента государственного регулирования внешнеторговой деятельности и таможенного дела Минэкономразвития Галина Баландина утверждает, что это явление будет временным. Но кто может вспомнить за последние десять лет случай обратного движения цен?
 

Вход | Регистрация