Обзоры * Полезная информация


Вина и мера ответственности

19.12.01

Вина и мера ответственности

27 апреля 2001 года Конституционный Суд Российской Федерации вынес Постановление по делу о проверке конституционности ряда положений Таможенного кодекса Российской Федерации. Из рассмотренных положений наибольший интерес представляют положения, касающиеся оснований и условий применения ответственности юридических лиц и лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, за нарушения таможенных правил.
Предметом рассмотрения стала часть шестая статьи 231 Таможенного кодекса РФ, согласно которой предприятия, учреждения и организации, а также лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, могут быть привлечены к ответственности за нарушение таможенных правил, за исключением случаев, когда правонарушение произошло вследствие действия непреодолимой силы, и имеющие такой же смысл статья 230, пункт 6 статьи 291 и абзац четвертый статьи 320 названного Кодекса.
На практике эти положения воспринимались таможенными органами и судами как предоставляющие возможность привлекать юридические лица и граждан-предпринимателей к предусмотренной Таможенным кодексом ответственности за нарушение таможенных правил только за сам факт правонарушения. То есть, даже если привлеченные к ответственности приводили доводы в пользу своей невиновности, правоприменитель обычно даже не анализировал такие аргументы, довольствуясь только фактом совершения правонарушения. В лучшем случае отсутствие вины в совершении правонарушения влияло на размер санкции.
Конституционный Суд признал эти положения конституционными, но при этом выявил их конституционный смысл, в котором они должны применяться.
Прежде всего Суд подтвердил, что, если иное прямо и обоснованно не установлено федеральным законодателем, юридическая ответственность может наступать только при наличии вины. Отсутствие вины при нарушении таможенных правил является, таким образом, одним из обстоятельств, исключающих производство по делу, поскольку свидетельствует об отсутствии самого состава таможенного правонарушения. Эта позиция распространяется и на ответственность юридических лиц и граждан-предпринимателей.
На первый взгляд, раз так, значит, оспариваемые положения неконституционны. Однако Конституционный Суд оправданно выделил два аспекта вины. Во-первых, это наличие вины как условие ответственности за нарушение таможенных правил. Во-вторых, это распределение обязанности по доказыванию вины. Оно может быть разным, поскольку принцип презумпции невиновности установлен Конституцией Российской Федерации только применительно к уголовной ответственности. Применительно к ответственности юридических лиц и граждан-предпринимателей за нарушение таможенных правил вопрос решен законодателем в пользу привлечения их к ответственности, если они не докажут, что невиновны. Именно в этом - основной смысл оспариваемых положений.
Таким образом, хотя Конституционный Суд и не встал на позицию распространения на любую публично-правовую ответственность принципа презумпции невиновности, рассматриваемое Постановление существенно улучшило правовое положение юридических лиц и предпринимателей - участников таможенных отношений: у них по крайней мере появилась возможность подтвердить (то есть доказать) невиновность. Например, они могут представить доказательства того, что неисполнение обязанностей, влекущее ответственность, произошло по вине иностранного контрагента.
Однако просто "перевести стрелки" на него вряд ли удастся. В Постановлении выражена правовая позиция, согласно которой "предоставленное субъекту таможенных правоотношений правомочие доказывать свою невиновность корреспондирует его возможности принимать меры по обеспечению выполнения контрагентами имеющихся перед ним обязательств, с тем чтобы в свою очередь не утратить возможность для исполнения своих публично-правовых (таможенных) обязанностей, которое не должно обеспечиваться в меньшей степени, чем выполнение обязательств в имущественных отношениях: на нем лежит забота о выборе контрагента и обеспечении выполнения последним принятых обязательств любыми законными способами, он отвечает за неисполнение публичных обязанностей, связанных в том числе с действиями (бездействием) контрагентов".
Это значит, что при ссылках на вину контрагента в неисполнении таможенной обязанности таможенный орган или арбитражный суд, рассматривающий дело, должен оценить, все ли возможности обеспечения исполнения обязательств, которые есть в законодательстве и предпринимательской практике, были использованы. Например, не секрет, что некоторые фирмы-экспортеры заключают контракты со своими же (часто "оффшорными") фирмами за рубежом. Если предположить, что для освобождения от ответственности за несвоевременное поступление денежных средств в Российскую Федерацию (при таможенном режиме экспорта предусматривается такая ответственность) достаточно было бы представить письмо от зарубежного партнера, что он не может сейчас платить из-за финансовых сложностей, экономические интересы государства были бы поставлены под сомнение - поступление средств из-за границы резко бы уменьшилось. Но Конституционный Суд, определяя основания освобождения юридических лиц и граждан-предпринимателей от ответственности за нарушение таможенных правил, определил, что таковое имеет место, если ими будет подтверждено, что "нарушение таможенных правил вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми препятствиями, находящимися вне их контроля, при соблюдении ими той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от них в целях надлежащего исполнения таможенных обязанностей".
Таким образом, если российская сторона не использовала формы и условия расчетов, обеспечивающих поступление денежных средств (например, аккредитив), не подтвердит осмотрительность в выборе партнера, можно говорить о вине по крайней мере в форме неосторожности, то есть для освобождения от ответственности нет оснований. Другое дело, если зарубежная фирма выбрана, например, по рекомендации торгово-промышленной палаты, открыт, к примеру, аккредитив, но банк обанкротился и деньги в Россию перечислены не были. Тогда, действительно, как представляется, можно говорить об отсутствии вины российской фирмы в неисполнении таможенной обязанности и об освобождении ее от ответственности.
Подчеркнем, что высказываемые позиции, будто Конституционный Суд только воспроизвел в качестве основания освобождения от ответственности обстоятельства непреодолимой силы, которые и так освобождают от ответственности в силу Таможенного кодекса, вряд ли можно согласиться. Уже из самой формулировки оснований освобождения от ответственности видно, что помимо непреодолимой силы ("чрезвычайных, объективно непредотвратимых обстоятельств") возможны и иные варианты отсутствия вины.
В заключение необходимо отметить, что для реализации выявленного Конституционным Судом смысла положений о вине суды и таможенные органы должны обеспечивать представителям юридических лиц, предпринимателям и их представителям возможность представления доказательств невиновности и оценивать такие представленные доказательства.
 
Сивицкий Владимир, Парламентская газета




К оглавлению



Вход | Регистрация